Правовой обычай как источник права

Правовой обычай - это санкционированное государством правило поведения, которое сложилось в результате длительного повторения определенных действии, в результате чего закрепилось как устойчивая норма.

Санкционируя обычай, государство устанавливает юридическую санкцию (меру государственного воздействия) за его несоблюдение. Делается это в тех случаях, когда обычай не противоречит интересам и воли государства, отвечает интересам общества на определенном этапе его развития. Санкция государства дается либо путём отсылки на обычай в нормативно-правовом акте, либо фактическим государственным признанием в судебных решениях, иных актах государственных органов.

Если рассматривать источники права в историческом аспекте то первым источником предшествующим всем остальным, в том числе и закону, был именно правовой обычай.

Наиболее часто правовые обычаи использовались в древности и в средние века, образуя так называемое «обычное право».

В условиях родового строя правовой обычай был основной формой регулирований поведения. Соблюдение обычая обеспечивалось мерами общественного воздействия на нарушителя (казнь изгнание и другие) либо одобрением мер, применявшихся к обидчику обиженным, его родными или членами рода (кровная месть).

По мере распада родовой и соседской общин и образования государства обычай - «мировой порядок» постепенно превращается в норму должного поведения, что предполагает возможность выбора должного доведения. Постепенно содержащиеся в обычаях запреты и разрешения уступают место нормам, определяющим субъективные права и обязанности человека. Но в период образования государства и становления права оставалось еще доклассовое восприятие обычая, и по этому они были обязательны не столько в силу принуждения государства, сколько потому, что члены данной общности признают их таковыми. Законы в тот период были производными от обычая или равными с ним по силе. Например, Законы Ману предписывают царям устанавливать в качестве закона лишь то из практики брахманов, что не противоречит обычаям, страны семей и каст. Примерами сводов законов обычного права являются законы Драконта (Афины VII век до новой эры), Законы двенадцати таблиц (Древний Рим V век до новой эры) и другие.

На известном этапе развития, обычаи (точнее определенная их часть) приобретает писаную форму, что зачастую являлось следствием систематизации обычаев и далеко не всегда предполагало государственную санкцию («варварские правды» такие как Салическая, Баварская, Русская).

Но постепенно обычай стал санкционироваться государством и его соблюдение обеспечиваться мерами государственного принуждения.

Таким образом, обычай становится правовым в отличие от неправового (традиции, нравы, унаследованные привычки, и т.п. ).

Отношение юридической науки к правовому обычаю неоднозначно. Одни отводят обычаю ведущую роль среди других источников права, считая, что законодательные и судебные органы в своей правотворческой и правоприменительной руководствуются взглядами и обычаями, сложившимися в данном обществе. В соответствие с этой концепцией, обычай играет примерно такую же роль, какую марксистская теория отводит материальным условиям производства, как основе, над которой возникает право. Преувеличение роли обычая характерно для социологической и особенно для исторической школы права, которые воспринимают право в качестве продукта народного сознания.

Юридический позитивизм, наоборот считает обычаи устаревшим и источником права, не имеющим существенного практического значения в современной жизни.

Действительно в настоящее время обычаи играют меньшую роль, чем другие источники права используется он гораздо реже и в тех случаях, когда в законе встречаются пробелы или в самом законе указываются условия, в которых может использоваться правовой обычай.

Обычай сохраняет значимость лишь в той мере, какой полезен для применения закона (в дополнение к закону).

В современных правовых условиях «обычай» как правило, трактуется неоднозначно. Нередко наряду с ним используется понятие обыкновение. Обыкновение играет большую роль в регулировании торговых отношений и определяется, как правило, сложившейся на основе столь постоянного и единообразного повторения данных фактических отношений, что оно считается входящим в состав волеизъявления сторон по сделке в случае соответствия их намерениям.

Не все правоведы сходятся во мнениях относительно правовой природы обычая и обыкновения. Так Зыкин Е.С. считает, что обычай и обыкновение должны разграничиваться, и лишь первый является источником права. Обыкновение же, по его мнению, неправовой обычай, действующий в сфере опосредуемой правом. Алексеев С.С. наоборот говорит о том, что в настоящее время значение источников права имеют правовые обыкновения - деловые, судебные, правовые традиции, которые также относятся к числу санкционированных обычаев. Например, в правовой доктрине афро-азиатских развивающихся стран

термины правовой обычай и обыкновение используются как взаимозаменяемые. Обыкновение там, как правило, является источником права, причём для его становления совсем не обязательно длительное применение данного правила. Классическим образцом обычаев, сведенных в один правовой акт, может служить Декларация обычного права, принятая в Танганьике, в 1963 году. Взять хотя бы часть 1 Декларации, в которой говорится о выкупе за невесту. В частности в п. 1 провозглашается, что «выкуп за невесту выплачивается женихом отцу невесты или его доверенному лицу скотом или каким-либо другим имуществом». В полном соответствии с обычаями сформулированы и ряд других положений Декларации. Как мы видим, в основе обычного права, как правило, лежат варварские нецивилизованные правила поведения, поэтому обычаи в современном обществе и не являются основным источником права.

Но хотя основным источником права правовой обычай и не является, все же в определенных случаях он действует в качестве формы права. Для того чтобы эффективно воздействовать на общественные отношения, по мнению Шершеневича, правовой обычай должен отвечать определенным требованиям:

а) содержать в себе нормы, которые «основываются на правовом убеждении» и проявляются «в более или менее частом применении»; б) не противоречить разумности;

в) не иметь в своем основании заблуждения;

г) не нарушать добрых нравов.

Во многом схожи с взглядами Шершеневича и мнения таких правоведов, как Р. Давид, Салмонд. По мнению Р.Давида, одним из условий действия правового обычая является наличие определенного «возраста» обычая (действие местного обычая в Англии "с незапамятных времен либо не менее 40 лет и т. д. "), а английский правовед Салмонд считает, что правовой обычай должен быть установлен «как бы по праву», без использования силовых средств и иметь характер старинного обычая.

Итак, в настоящее время правовой обычай в развитых странах широкого применения не имеет, но в то же время полностью своего значения не утратил. Так, по мнению М.И. Кулагина, обычай выступает как источник права, прежде всего, в тех областях, где пока нет достаточного материала для законодательных обобщений. Особенно заметна роль обычая в регулировании новых экономических институтов, некоторых банковских страховых операций, договора лизинга. Источником права обычай был признан конвенцией ООН в договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (ст. 9).

В настоящее время обычай находит достаточно широкое применение при регулировании общественных отношений в государствах Азии, Африки, Океании. В развитых государствах обычай играет второстепенную роль по сравнению с другими источниками права - нормативным актом и судебной практикой. Обычай понимается, прежде всего, как норма, дополняющая закон в тех случаях, когда соответствующее предписание в законе вообще отсутствует или оно недостаточно полно. Однако, например, в современной Франции или ФРГ в сфере гражданского и торгового права не исключается применение обычая не только в дополнение, но и против закона.

В России до 1917 года обычай регулировал отношения между крестьянами. Исследователи отмечали, что в сфере частного гражданского права большинство населения России (80 млн. чел.) руководствуется обычным правом, а писаные законы (прежде всего, имелась в виду ч. 1 Т. X Свода законов - законы гражданские) предназначены для меньшинства. Даже после революции 1917 года большевики не смогли сразу отказаться от обычного права, что свидетельствует о его значимости. Статьи 8, 77 Земельного кодекса РСФСР 1922 года допускали использование обычая при регулировании земельных, семейных и иных отношений среди крестьян.

Советская правовая доктрина относилась к правовому обычаю отрицательно. Это и понятно - для становления и закрепления обычного права требуется значительное время, а новое социалистическое общество, возникшее после революции 1917 года, в соответствии с господствовавшими представлениями принципиально и качественно отличается от строя, который существовал ранее.

В современной России правовой обычай не получил широкого распространения, хотя в ст. 5 Гражданского кодекса и закрепляется положение о том, что при осуществлении предпринимательской деятельности допускается использование обычаев делового оборота как сложившихся и широко применяемых правил поведения, даже если они не записаны в актах государства. Но все же в связи с тем, что использование обычаев связано с экономической сферой, предпринимательской деятельностью и частным правом, которые в советскою эпоху практически не развивались, а предпринимательство вообще было запрещено, то и правовые обычаи и обычаи делового оборота не успели сложиться за довольно-таки короткий период существования рыночной экономики.

С развитием в России частного права и рыночной экономики будут формироваться и правовые обычаи, роль которых в будущем должна возрасти.



23 декабря 2010.   Комментарии: 0.    Размещено в Теория государства и права

Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.



Рубрики

Страницы