Понятие формы (источника) права

На протяжении долгих лет подход советских ученых к вопросу отличался тремя особенностями. Это, во-первых, известная его недооценка. Достаточно сказать, что за 35 послевоенных лет (1946-1981) были опубликованы лишь две общетеоретические работы по данной проблеме и незначительное число исследований источников права в отдельных правовых системах, в отраслях права и т. д. Такое положение объяснимо: признавая единство формы и содержания в праве, советские ученые нередко вольно или невольно отдавали приоритет исследованию его социально-классовых аспектов. Это объяснялось второй особенностью подхода, состоявшей в изучении данной проблемы, как и права в целом, с позиций противоборства двух систем. Закономерности развития источников права выводились из тезиса о диаметрально противоположной классовой сущности буржуазного и социалистического права. Естественно, при таком подходе наиболее совершенную систему источников права должны были представлять наша страна и другие социалистические страны.

Третьей особенностью подхода к данному вопросу являлись его ограниченность и непоследовательность. Исследование проблем источников права велось, как правило, в рамках проблематики советского права. При этом, хотя применительно к остальному миру признавалась множественность источников права, сложившаяся в ходе исторического развития, однако в условиях советской правовой системы, по существу, единственным источником права признавался нормативный акт. Поэтому понятие «система источников права» обычно заменялось понятием «система законодательства». Проблема роли источников права в правовой системе вытеснялась вопросом о соотношении системы права и системы законодательства. Сама терминология - «нормативный акт», «законодательство в широком смысле» - стирала грань между законом и актами подзаконной силы. В условиях командно-административной системы такой подход вел к тому, что верховенство закона на практике превращалось в своеобразную ширму, призванную скрыть реальную подчиненность закона актам нормотворчества правящей партии и бюрократического государственного аппарата.

Одной из причин недостаточной теоретической разработки проблемы являются многозначность и нечеткость самого понятия источника права. С. Ф. Кечекьян отмечал в этой связи, что оно «принадлежит к числу наиболее неясных в теории права. Не только нет общепризнанного определения этого понятия, но даже спорным является самый смысл, в котором употребляются слова „источник права“. Ведь „источник права“ - это не более как образ, который скорее должен помочь пониманию, чем дать понимание того, что обозначается этим выражением». Эта мысль, высказанная более 40 лет назад, актуальна и сегодня. В самом деле, под источником права понимают и материальные условия жизни общества (источник права в материальном смысле), и причины юридической обязательности нормы (источник права в формальном смысле), и материалы, посредством которых мы познаем право (источники познания права). Кроме того, ряд авторов - советских и зарубежных - выделяют исторические источники права. Под ними обычно понимают вклад внутреннего и иностранного права в создание какой-либо правовой системы. В условиях такой многозначности использование данного понятия в качестве научной категории связано с серьезными проблемами. Их преодоление возможно либо путем отказа от данного понятия и замены его другим, более совершенным понятием, либо посредством придания ему однозначного смысла через «джентльменское соглашение» между учеными. В данном случае использовались оба этих способа. Так, в 60-е годы ряд авторов предлагали заменить понятие «источник права» понятием «форма права», которое, по их мнению, позволяло вести исследование права более глубоко и всесторонне. Такая позиция не получила, однако, широкой поддержки. В частности, в отраслевых юридических науках термин «источник права» сохранил свое значение.

Со временем и в теории права происходит восстановление в «правах гражданства» старого понятия. Получает развитие международное сотрудничество советских ученых в исследовании источников права. Использование второго способа состоит в данном случае в том, что при употреблении понятия «источник права» обычно под ним понимают юридический источник права (источник права в формальном смысле). Поэтому весьма распространен прием, когда в выражении «источники права» между этими словами в скобках добавляется уточнение - «формы».

Ряд авторов для достижения большей четкости предлагают обозначать термином «источники права» источники права в материальном смысле, а юридические источники права (источники права в формальном смысле) определять посредством словосочетания «источники правовых норм».

Вместе с тем единство подхода к данному вопросу ограничивается признанием того, что юридический источник права есть «нечто, относящееся к форме права». Следует признать, что в нашей юридической науке отсутствует общепринятое понятие источника права. Большинство исследователей под юридическим источником права понимают форму, в которой выражено правило, сообщающее ему качества правовой нормы; тот единственный «резервуар», в котором пребывают юридические нормы; форму установления и выражения правовых норм и т. д. При этом последняя формула толкуется неоднозначно. Так, одни авторы имеют здесь в виду нормотворческую деятельность государства, другие - результат этой деятельности (различные нормативные акты; законы, декреты и т. д.), третьи - и то, и другое, объединяемое общим понятием «внешняя форма права».

Наряду с этим отдельные ученые (Н. Г. Александров, Л. Р. Сюкияйнен) относят к источникам права в формальном смысле деятельность государства по установлению правовых норм либо административные и судебные прецеденты. При этом формы выражения таких норм рассматриваются как формы, а не как источники права. «Проблема источника права, - замечает в этой связи Л. Р. Сюкияйнен, - прежде всего проблема роли государства в образовании юридических норм. Поэтому формальный (юридический) источник права... является по существу формой участия государства (или других институтов) в правообразовании».

Чиркин В.Е. считает, что в некоторых традиционных правовых системах развивающихся стран понятия «источник права» и «форма права» не совпадают. Так, в обычном праве ряда африканских племен в качестве формы права выступают, как правило, устные обычаи, превращаемые в правовые нормы в результате санкционирующей деятельности государства, которая, таким образом, служит источником права. В мусульманском праве источником права является мусульманская доктрина, изложенная в трудах крупнейших арабских богословов, а источником права - деятельности судов по применению этих книг. Вместе с тем при рассмотрении закона как источника права различение понятий источника и формы права, по мнению В. Е. Чиркина, имеет гораздо меньшее значение, тем более что деятельность соответствующих государственных органов по изданию законов, а также процедура принятия законов путем референдума составляют особое понятие законодательного процесса. Эту форму нормотворчества, по его мнению, не принято характеризовать как источник права.

Последний тезис является спорным, поскольку понятия «правотворческий процесс» и «юридический источник права» в известном смысле либо перекрещиваются, либо накладываются друг на друга. В самом деле, при всех различиях в подходе советских ученых к проблеме источника права под ним понимают деятельность либо результат деятельности органов государства по созданию правовых норм. С известной ее стадии, а именно со вступления акта правотворчества в силу, последний приобретает качества юридического источника права. Поэтому понятие «источник права» как бы предполагает правотворческий процесс. Так, особый порядок принятия конституции, обычного закона является неотъемлемой частью их характеристики как источников права.

Своеобразная точка зрения была высказана Г. В. Швековым, понимавшим под внешней формой права «не только официальные формы выражения права, но все то, в чем проявляет себя право вовне, как таковое, как явление». Он включал сюда также юридическую технику, юридические понятия, презумпции и т. д. Нетрудно заметить, что в данном случае произошло смешение понятия юридического источника права и других категорий теории права.

В условиях нового политического мышления, когда право все чаще рассматривают как общечеловеческую ценность, именно в источниках права как форме, нередко нейтральной к своему социально-классовому содержанию, едва ли не, прежде всего, проявляется общесоциальное в праве. Вместе с тем система источников советского права еще не избавилась от «родимых пятен» комадно-административной системы, и уровень ее цивилизованности пока явно недостаточен. В этих условиях перед правовой наукой со всей остротой встает вопрос о теоретической разработке механизма реального верховенства закона в условиях нового Содружества, оптимального соотношения и взаимодействия законов России и входящих в нее республик. Важным аспектом этой проблемы является вопрос о месте актов конституционного контроля Российской Федерации в системе источников права. Представляется, что процесс построения правового государства в нашей стране предполагает необходимость критической переоценки системы источников права с точки зрения возможности включения в нее правовой доктрины, принципов права, судебной практики, правового обычая.

Указанные проблемы в значительной мере обусловлены характером политических процессов, проходящих в нашей стране. Вместе с тем вопрос об источниках права имеет и методологический аспект, связанный с общим понятием источника права.



09 июня 2010.   Комментарии: 0.    Размещено в Теория государства и права

Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.



Рубрики

Страницы