Проблема объекта в дорожно-транспортном преступлении

Учение об объекте уголовно правовой охраны в науке уголовного права является одним из основных и наиболее сложных ее разделов.

Различные ученые-юристы по-разному понимают объект преступления. Так, известный русский дореволюционный юрист Н.С. Таганцев считал, что объектом преступления всегда является юридическая норма в ее реальном бытии. Причинение вреда обладателю реального права, писал Таганцев Н.С., составляет только средство, а не сущность преступления. Исходя из этого, Н.С. Таганцев делал вывод, что, признавая объектом преступления реальные блага и интересы, мы не будем в состоянии разъяснить юридическую природу тех деяний, при которых уничтожение какоголибо блага не считается противозаконным. Здесь Н.С. Таганцев уже близко подходил к выявлению сущности объекта преступления, но полностью ее не выявил.

Другой ученый, профессор А.А. Пионтковский, утверждал, что всякое преступление, прямо или косвенно посягает на общественные отношения социалистического общества и что объектом преступления могут быть любые общественные отношения, охраняемые уголовным законом, но в ряде случаев непосредственным объектом преступления могут быть не общественные отношения, а имущество.

Пионтковский называл предмет посягательства его объектом, что совершенно необоснованно, ибо это создает представление о существовании двух различных объектов посягательства и не указывает, какой из этих двух объектов следует считать объектом посягательства в конкретном случае совершения преступления.

Представляется что более правильно понимает объект преступления Коржанский Н.И. Он считает, что объект преступления - это общественные отношения, поставленные под охрану уголовного закона, нарушением которых причиняется социально опасный вред. Объект преступления - это мишень, по которой бьет всякое преступление. Такой мишенью являются общественные отношения. Там, где нет посягательства на общественные отношения, где путем изменения общественных отношений не причиняется социальный вред, нет преступления.

Как видно из указанных примеров, объект преступления это общественные отношения на которые оно посягает. Рассмотрим конкретно объект преступления предусмотренного статьей 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Не касаясь общего объекта, который не выражает и не может выражать особенностей конкретного посягательства, выделим межродовой (типовой), родовой, видовой и непосредственный объекты рассматриваемого общественноопасного деяния. Межродовой объект включает в себя группу однородных общественных отношений, складывающихся вокруг общественной безопасности и общественного порядка. Родовой объект является определяющим при установлении характера преступного посягательства, степени его общественной опасности. Родовой объект выступает в качестве критерия при систематизации всех многообразных преступных посягательств складывающихся в связи с эксплуатацией и движением транспорта. Видовым объектом является, тот объект, на который посягает преступление отдельного вида, в данном случае преступление предусмотренное статьей 264 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Дальнейшее уточнение вопроса, каким именно общественным отношениям наносится ущерб преступным посягательством, приводит нас к понятию непосредственного объекта, знание которого имеет решающее значение для правильной квалификации преступлений. То есть непосредственный объект - это конкретное проявление общественных отношений данного вида. Так, Каслинский городской суд, рассмотрев материалы уголовного дела № 195 за 2002 год, признал виновным в совершении преступления предусмотренного статьей 264 часть 1 Уголовного кодекса Российской Федерации Копыл Ивана Васильевича, 1979 года рождения, который своими преступными действиями нанес вред здоровью средней тяжести Беленькову А.В. Непосредственным объектом преступления в данном случае будет являться здоровье Беленькова А.В.

Исходя из этого, можно сказать, что данная норма охраняет безопасность дорожного движения. Согласно Федеральному закону РФ «О безопасности дорожного движения» от 10 декабря 1995 года № 196ФЗ это состояние процесса движения, отражающее степень защищенности его участников от дорожнотранспортных проишествий.

Однако такое понимание непосредственного объекта преступления неверно по существу, так как не учитывает то обстоятельство, что статья 264 Уголовного кодекса Российской Федерации прямо предусматривает ответственность и за нарушение правил эксплуатации транспортных средств. Нарушение же указанных правил может возникнуть не только во время движения транспортных средств, но и во время их стояния. Необходимо вместе с тем учитывать, что термин «эксплуатация» употребляемый в статье уголовного кодекса Российской Федерации, имеет ограниченную сферу применения, так как охватывает только работу механизмов и приборов, обеспечивающих возможность движения транспортных средств. Дело в том, что общественным отношениям в сфере безопасности дорожного движения вред может быть причинен также в результате нарушения условий эксплуатации технических устройств, которые «отвечают» в конечном итоге за безопасность движения транспорта. Именно в этом смысле термин «эксплуатация» подлежит ограничительному толкованию. Но он имеет и другой смысловой оттенок. Под эксплуатацией транспортных средств понимается их использование и по осуществлению перевозок, в том числе пассажирских. Нарушить правила эксплуатации в этой сфере можно, не причиняя вреда техническим устройствам транспортного средства, отвечающим за его безопасное движение, например, осуществляя перевозку людей на транспорте, не предназначенном и необорудованном для этих целей. Такого рода действия также должны квалифицироваться по статье 264 Уголовного кодекса Российской федерации, при наступлении в результате этих действий вредных последствий.

Вместе с тем анализ исследуемой нормы приводит к выводу, что помимо безопасности движения транспортных средств, преступление посягает на другие охраняемые уголовным законом объекты. Поэтому при рассмотрении конкретного преступного нарушения правил дорожного движения может создаться впечатление о наличии в числе непосредственных объектов, наряду с безопасностью дорожного движения, таких объектов как здоровье и жизнь конкретных людей. Но это не так. Различные виды общественных отношений переплетаются между собой и могут меняться от конкретных обстоятельств дела. Законодатель относит к видовому объекту лишь общественные отношения, которые при всех случаях нарушаются конкретным видом преступных посягательств. До недавнего времени в статье 264 Уголовного кодекса Российской федерации затрагивались имущественные отношения, то есть за причинения крупного материального ущерба в результате дорожнотранспортного происшествия, которое не повлекло за собой других последствий указанных в норме, наступала уголовная ответственность. Но в 1998 году данное обстоятельство было удалено из нормы, и теперь, все имущественные отношения, наступающие при ДТП, разрешаются только в порядке гражданского судопроизводства.

Авторы ряда работ, рассматривающие умышленные дорожно-транспортные преступления, как совокупность преступлений, утверждают, что по действующему законодательству всякое умышленное посягательство на жизнь, здоровье человека, имущество, в том числе и посягательство, совершенное на автотранспорте, путем нарушения правил безопасности движения, одновременно поражают два и более основных объекта.

Но, во-первых, закон далеко не всегда связывает посягательство на жизнь и здоровье человека с посягательством на два и более основных объекта, и в этом смысле не стоит ставить знак тождества между всяким умышленным посягательством, и посягательством путем нарушения правил дорожного движения, а вовторых, в дорожнотранспортных преступлениях действительно имеются два объекта посягательства, и можно согласиться с мнением автора о том, что оба они являются «основными».

Первый из них безопасность дорожного движения, на которую посягал преступник в момент создания аварийной обстановки.

Второй - жизнь и здоровье людей в момент наступления вредных последствий.

Дорожно-транспортные преступления представляют собой сложные явления, возникающие в результате нарушений определенных правил непосредственными участниками дорожного движения. Сложность состава рассматриваемого преступления выдвигает уточнения содержания действующей уголовно правовой нормы.



04 ноября 2010.   Комментарии: 0.    Размещено в Уголовное право

Оставить комментарий или два

Пожалуйста, зарегистрируйтесь для комментирования.

Рубрики

Страницы