Судебное усмотрение в советском гражданском процессе

В советской правовой науке одним из первых к проблеме судебного усмотрения обратился Н. Б. Зейдер. Хотя указанный автор и не упоминал само выражение «судебное усмотрение», именно о нем велась речь, когда, рассматривая общетеоретические аспекты судебного решения, Н. Б. Зейдер говорил о случаях некоторой неопределенности права и осуществляемой в связи с этим судом конкретизации спорного права.
Спорное субъективное гражданское право и то правоотношение, элементом которого оно является, представляют собою, по мнению Н. Б. Зейдера, «до-процессуальное явление, возникшее до обращения истца в суд, но вместе с тем не всегда имеют точно определенное содержание». На суд, таким образом, возлагается обязанность дать «конкретное содержание защищаемому праву. При этом важно отметить, что это конкретное содержание, не будучи определено до обращения в суд, все же эвентуально существовало и до предъявления иска».
Отталкиваясь от этих теоретических посылок, автор выделяет три возможные формы конкретизации. «Простейшей и наиболее общей формой конкретизации судом спорного права будет определение его, исходя из собранных доказательственных материалов и действующей правовой нормы». Поясняя свою мысль, Н. Б. Зейдер акцентирует внимание на следующем: «При разрешении спора суд, имея перед собой требования истца и возражения ответчика, доказательства, представленные сторонами, и доказательства, собранные им, судом, по собственной инициативе устанавливает в результате всей своей сложной деятельности по выяснению фактических обстоятельств и оценке собранных доказательств то право, которое подлежит защите».
Второй формой конкретизации спорного права в судебном решении является конкретизация его в тех случаях, когда на суд ложится задача определения содержания права в зависимости от обстоятельств дела и при отсутствии точного указания о том, каково содержание права в законе, административном акте или сделке участников правоотношения. Спецификой указанной формы конкретизации, как полагал Н. Б. Зейдер, является то, что «суд определяет содержание защищаемого права исходя не только из конкретных определений закона, административного акта или сделки, а также из ряда других критериев: правил социалистического общежития, обычая (в тех случаях, когда применение его допускается законом), степени материального обеспечения сторон и т. д.». В качестве примера автором указываются случаи взыскания алиментов (когда законом не установлена твердая сумма), взыскания вознаграждения за причиненный вред, дела о выделе и разделе имущества2.
Наконец, третьей формой конкретизации права является «установление подлежащего защите права при рассмотрении судом дела о признании недействительной той юридической сделки, которая первоначально должна была определить отношения между сторонами, участвующими в деле». Содержательно характеризуя данную форму, автор обосновывает положение о том, что суд, исходя из требований закона, определяет содержание известного права (и противостоящей ему обязанности) сам, без просьбы об удовлетворении соответствующего притязания со стороны заинтересованного лица. По мнению Н. Б. Зейдера, как в случае взыскания незаконно полученного по сделке в доход государства, так и в случае реституции «суд производит конкретизацию права в выносимом им судебном решении, выходя далеко за пределы требований сторон, самостоятельно ставя вопрос о защите интересов государства и о принятии против участников незаконно совершенной сделки мер штрафного характера».
По мнению К. И. Комиссарова, судебное усмотрение представляет собой «предоставленное суду правомочие принимать, сообразуясь с конкретными условиями, такое решение по вопросам права, возможность которого вытекает из общих и относительно определенных указаний закона». Соответственно его назначение заключается в том, чтобы «в случаях отсутствия прямого, абсолютно определенного указания найти такое из ряда предполагаемых законом решений, которое наиболее точно соответствует идее законодателя».
Необходимость использования судебного усмотрения объясняется «объективно обусловленной спецификой правовой регламентации некоторых общественных отношений или пробелами в такой регламентации». Важно отметить, что «судебное усмотрение предполагает волевой момент, действует как форма управления правовыми отношениями».
Основной формой судебного усмотрения является конкретизация субъективных прав и обязанностей. Раскрывая содержание данной формы, К. И. Комиссаров указывал на такие правоотношения, которые группируются не по всем, а лишь «по главным родовым признакам. Каждое такое правоотношение хотя и является частным случаем некоторой родовой общности, но обладает настолько существенной спецификой, что требует индивидуального подхода к себе. В связи с этим законодатель устанавливает более или менее общую, так сказать, охватывающую норму, предусматривает основное направление регулирования, а точное определение объема и содержания прав поручает суду».



17 апреля 2009.   Комментарии: Комментарии к записи Судебное усмотрение в советском гражданском процессе отключены.    Размещено в Судебное усмотрение в гражданском процессе

Комментирование закрыто.



Рубрики

Страницы