Судебная практика по гражданским делам как результат правоприменительной деятельности

В соответствии со ст. 4 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. "О судебной системе в Российской Федерации" правосудие в РФ осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и данным Федеральным конституционным законом. В РФ действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов РФ, составляющие судебную систему РФ. Данные органы судебной власти занимаются правоприменением.
В теории государства и права применение права определяется как "властная деятельность компетентных органов и лиц по подготовке и принятию индивидуального решения по юридическому делу на основе юридических фактов и конкретных правовых норм" и как "приложение закона, общих правовых норм к конкретным лицам, конкретным обстоятельствам".
Правоприменение осуществляется судами при рассмотрении конкретных гражданских, уголовных, административных дел. Его нельзя рассматривать как одну из форм реализации юридических норм, расположенную в одном ряду с соблюдением, использованием и исполнением. Правоприменение прежде всего отодвинуто во времени от исполнения, соблюдения и использования. Оно возникает там, где нарушен один из названных способов реализации юридических норм. Существует правоприменение не рядом (параллельно) с соблюдением, исполнение и использованием, а как бы внутри них.
Применение на практике законов, как и других юридических норм, заключается в подведении частных случаев жизни под предусматривающие их в общей форме постановления. Это подведение имеет вид силлогизма, в котором большей посылкой служит законодательная норма или ряд норм, а малою - фактические обстоятельства данного конкретного случая, а вытекающее из них с логической необходимостью заключение дает ответ на возникший и подлежащий разрешению юридический вопрос. Применение законов на практике охватывает четыре основных вопроса:
1) юридический анализ конкретных случаев, подлежащих разрешению;
2) критику подлинности норм;
3) толкование норм;
4) логическое развитие их.
Применение права представляет собой сложный процесс, состоящий из нескольких стадий. В юридической литературе нет единого мнения по вопросу о структуре правоприменения. В одних случаях его расчленяют на три стадии: установление фактических обстоятельств дела, юридический анализ дела и принятие решения, выраженного в акте применения права (С.А. Алексеев, И.Я. Дюрягин, К.И. Комиссаров, В.В. Лазарев, И. Сабо, Н.А. Чечина, С. К. Загайнова и др.). Сторонники иного подхода полагают, что, помимо указанных стадий, нужно выделять еще и стадию исполнения решения правоприменительного органа (В.П. Реутов), поскольку за решением может последовать применение других правовых норм в рамках единого правоприменительного процесса.
Осуществляя правосудие по гражданским делам, суд применяет нормы материального и процессуального права. Нормы материального права суд применяет к субъектам материальных отношений, не будучи сам субъектом этих отношений. Применяя же нормы гражданского процессуального права, суд сам является субъектом процессуальных отношений и как таковой имеет процессуальные права и обязанности по отношению к другим участникам процесса.
Если применение норм материального права фиксируется в постановлении суда, которым разрешается спор по существу, и подтверждает волю закона для конкретных субъектов конкретного правоотношения, то применение норм гражданского процессуального права фиксируется в различных постановлениях суда, выносимых на протяжении всего процесса.
В результате применения права судами складывается судебная практика. Сущность и значение судебной практики давно составляют предмет теоретических исследований в правовой науке, в том числе в науке гражданского процессуального права. В юридической литературе нет единого мнения в определении понятия "судебная практика". Анализируя различные определения, можно сделать вывод, что одни ученые рассматривают в качестве судебной практики все судебные решения всех судебных инстанций, в том числе и постановления Пленума Верховного Суда РФ (С.С. Алексеев, А.В. Цихоцкий, хотя некоторые ученые (К.И. Комиссаров) весьма условно относят руководящие разъяснения Пленума к судебной практике. Другие же ограничивают судебную практику только теми судебными решениями, руководящими разъяснениями высших судебных инстанций, которые формулируют правоположения (С.Н. Братусь, А.Б. Венгеров, В.М. Жуйков, A.M. Гурвич).
На протяжении многих лет в теории права и в науке гражданского процессуального права нерешенным является вопрос о соотношении правотворчества и правоприменения в деятельности судебных органов, в том числе открытым остается и вопрос о том, является ил судебная практика только областью правоприменения или же, помимо правоприменительных функций, ей свойственны и правотворческие функции, вследствие чего судебная практика рассматривается как источник права. В зависимости от ответа на поставленный вопрос можно выделить две позиции. Одни автора считаю судебную практику источником права и даже выдвигают предложения законодательно закрепить ее в качестве таковой, другие же, не отрицая роли судебной практики в формировании законодательства, не рассматривают ее в качестве источника.
В обоснование своих выводов сторонники признания за судебной практикой источника права выдвигают следующие доводы.
Так Г.А. Жилин указывает, что "новый тип правопонимания требует и объективного осмысления роли судебной практики в правовом регулировании.
И было бы вполне очевидным, что официально опубликованные постановления вышестоящих судебных инстанций фактически исполняли роль источника права. Возложение же на суды обязанности применять при разрешении конкретных дел лишь правовые законы и иные нормативные акты, наделение их полномочиями признавать противоречащие праву нормативные акты недействительными, еще более обнажили эту проблему. Вполне возможным в современных условиях было бы легализовать правоположения судебной практики в качестве источника права".
Р.З. Лившиц отмечает, что, признавая суд самостоятельной ветвью власти, мы тем самым признаем за ним допустимость принятия правовых норм, поскольку именно они являются типичным средством управления в цивилизованном обществе. В современных условиях сфера судебной юрисдикции расширяется. Появляется много ситуаций, заранее не урегулированных законами и постановлениями, противоречивых ситуаций, где интересы участников не совпадают. Суд — идеальный орган разрешения подобных ситуаций, специально для этого созданный и приспособленный. Разрешение конкретной спорной жизненной ситуации дается судом в виде судебного решения. Такое решение является правилом поведения, обладающим принудительной силой. В этом смысле судебное решение не отличается от правовой нормы. Он считает, что уже сейчас, на самых первых этапах движения к правовому государству, есть основания признать, что суды создают нормы права или судебная практика является источником права.
В.В. Ярков приходит к выводу, что "в условиях возрастания роли договорных отношений, распада прежней правовой системы, наличия большого числа субъектов, находящихся в отношениях координации, судебная власть может сыграть в определенной мере роль интегрирующего начала. Суды путем прецедентного регулирования способны оказать позитивное воздействие на становление новой правовой системы, выработку единых общих правил поведения в конкретных фактических ситуациях. Складывающаяся судебная практика не только будет выступать в качестве предварительной ступени к последующему правовому регулированию, но и сама должна стать непосредственным источником такого регулирования".
Исследуя роль судебной практики в правовой системе России, ее влияние на содержание института подведомственности и реализацию права на судебную защиту, В.М. Жуйков выдвигает следующее положение: было бы правильным официально признать судебную практику Верховного Суда РФ по конкретным делам источником права, придав решениям Верховного Суда РФ, имеющим принципиально важное значение, силу прецедента и допустив право судов РФ ссылаться на них в своих решениях.
По мнению И.В. Решетниковой, в настоящее время в странах состязательной системы правосудия наблюдается тенденция возрастания роли закона, а в континентальной системе — роли судебной практики. В связи с этим отмечается, что упрочение роли судов в РФ как третьей власти в государстве может привести к официальному закреплению руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда РФ, содержащих нормы права, в качестве нормативных актов. Это позволило бы судебной власти встать вровень с законодательной и исполнительной в плане полномочий по изданию нормативных актов.
Анализируя данную проблему, С.К. Загайнова выделяет следующие моменты, встречающиеся в практике применения судами действующего законодательства, которые очень похожи на ситуацию "рождения прецедента":
1) разрешение гражданских дел при наличии "пробелов" в праве;
2) решения по конкретным делам высших судебных инстанций;
3) разъяснения Пленума Верховного Суда РФ.



21 марта 2009.   Комментарии: Комментарии к записи Судебная практика по гражданским делам как результат правоприменительной деятельности отключены.    Размещено в Судебный прецедент в гражданском процессе

Комментирование закрыто.



Рубрики

Страницы