Представительство — система процессуальных действий

Представительство, будучи плодом развитых юридических отношений, «указанием на высшую степень абстракции права, являясь понятием искусственным», образованием, появлению которого мы обязаны относительно недавнему времени, требует четкого и конкретного определения. Между тем, в современной процессуальной науке редкий институт имеет такую многообразную, а зачастую и путаную терминологию, как институт представительства. Представительство определяют и как процессуальные действия, и как процессуальные отношения, и как институт процессуального права. При этом авторы разных определений горячо спорят друг с другом, указывая на некорректность определений оппонентов в той или иной части.
Однако без четкого понятийного аппарата ни институт процессуального представительства, ни процессуальная наука вообще не могут развиваться. Все дискуссии рискуют быть сведенными в итоге к спору о понятиях как базовых категориях, на которых строится любая наука. В правовой же науке терминологическая точность особенно важна, поскольку выработанные теоретические понятия в дальнейшем используются в законодательной практике и приобретают всеобщее значение.
Справедливости ради следует отметить, что подобное состояние понятийного аппарата представительства присуще не только науке гражданского процесса. Аналогичное положение наблюдается и в науке гражданского права, в которой берут начала основные понятия представительства. Профессор В. Л. Рясенцев писал: «Едва ли есть еще институт гражданского права, который породил бы такую путанную терминологию, как институт представительства. Одни и те же термины имеют различное значение, причем, понятия, которым они соответствуют, в науке еще точно не установлены».
Сколько-нибудь развитой теории представительства в иных отраслях права вообще не наблюдается.
Самым - распространенным определением процессуального представительства является определение его как системы процессуальных действий или как деятельность.
Такого рода определение, например, дается А.Ф. Козловым. По его мнению, судебное представительство - это процессуальная деятельность право-дееспособных субъектов от имени и в защиту прав и охраняемых законом интересов сторон, третьих лиц, заявителей и иных заинтересованных по делу лиц.
Сходное понятие представительства дает А.А. Добровольский, определяющий его как ведение дела в суде одним лицом в защиту и в интересах другого. В. М. Шерстюк характеризует судебное представительство как деятельность представителя в гражданском процессе, осуществляемую от имени представляемого с целью добиться для него наиболее благоприятного решения, а также для оказания ему помощи в осуществлении своих прав, предотвращения их нарушений в процессе и оказания суду содействия в осуществлении правосудия по гражданским делам.
Из дореволюционных процессуалистов следует отметить К. И. Малышева, который указывал, что представительством является замена одного лица другим, когда представитель действует в процессе вместо представляемого, так что последствия его деятельности отражаются на этом представляемом лице.
Сведение представительства исключительно к процессуальной деятельности неизбежно влечет за собой вопрос о месте процессуальных действий и процессуальной деятельности в гражданском процессе. Некоторые ученые-процессуалисты утверждают, что деятельность суда и других участников процесса, урегулированная гражданско-процессуальным правом, и исполнительное производство представляют собой гражданский процесс. Другие указывают, что гражданский процесс есть процессуальная деятельность и связанные с ней правовые отношения суда и других участников процесса.
Процессуальные действия играют двоякую роль. Во-первых, они являются процессуальными юридическими фактами, с которыми гражданское процессуальное право связывает возможность возникновения, изменения и прекращения гражданских процессуальных прав и обязанностей. Н.А. Чечина настаивает на том, что только процессуальные действия или бездействия выполняют в гражданском судопроизводстве роль юридических фактов. Однако большинство авторов считает, что к процессуальным юридическим фактам относятся и события. Во-вторых, процессуальные действия являются формой реализации всеми субъектами гражданских процессуальных правоотношений, предоставленных им прав и обязанностей.
С этой точки зрения определение судебного представительства как процессуальной деятельности, системы процессуальных действий, ведения дела отражает динамику процесса и имеет большое значение для практической деятельности представителя, позволяет сосредоточиться на конкретной работе по реализации его полномочий в суде. Такое определение акцентирует внимание исследователя на том, что процессуальный представитель является активным участником процесса, деятельность которого направлена на получение известного правового результата для представляемого, а ближайшим следствием деятельности представителя является возникновение, изменение и прекращение процессуальных прав и обязанностей представляемого и их реализация.
Вместе с тем, названное определение имеет и ряд недостатков. Во-первых, оно механистично, т. е. лишь описывает внешние явления, происходящие в рамках представительства, не показывая сущность представительства, его место в системе права. Во-вторых, оно оставляет без внимания наличие и содержание правоотношений, складывающихся между представителем и представляемым, представителем и судом. В-третьих, такое понятие не охватывает общественных отношений, не составляющих собственно деятельность, но урегулированных нормами института судебного представительства, например, отношений, связанных с основаниями (уполномочие, доверенность) и субъектами представительства (лица, имеющие право быть представителями), имущественными отношениями по возмещению расходов на представителя.



09 апреля 2009.   Комментарии: Комментарии к записи Представительство — система процессуальных действий отключены.    Размещено в Представительство

Комментирование закрыто.



Рубрики

Страницы