Правопреемство при реорганизации юридических лиц

В процессе рассмотрения экономических споров, касающихся предпринимательской деятельности, нередко возникают проблемы, когда необходимо определить принадлежность сторонам субъективного права и субъективной обязанности. Установление судом такой принадлежности является основным аргументом при решении вопроса о том, является ли лицо надлежащим.
При возбуждении дела в арбитражном суде предполагается, что истец и ответчик являются субъектами правоотношения, по поводу которого возник спор. Однако в ходе разбирательства может выясниться, что та или иная сторона или даже обе таковыми не являются. В этом случае стороны (истец или ответчик, а возможно, оба) признаются ненадлежащими. Поскольку в большинстве споров, рассматриваемых арбитражными судами участвуют юридические лица, то и вопрос о надлежащей стороне здесь решается несколько сложнее.
Как показывает судебная практика, вопрос о том, является сторона надлежащей или нет, чаще возникает тогда, когда один из участников спора, обосновывая свои требования, ссылается на то, что он является правопреемником другого лица после реорганизации последнего, либо наоборот, когда один из участников спора, возражая против предъявленного к нему иска, отрицает факт состоявшегося правопреемства при реорганизации.
К сожалению, арбитражные суды не всегда дают правильную правовую оценку представляемых сторонами доказательств правопреемства в отношении спорного права или спорной обязанности.
Согласно ст. 57 ГК РФ реорганизация юридического лица может осуществляться в формах слияния, присоединения, разделения, выделения и преобразования.
По смыслу действующего законодательства реорганизация представляет собой специфический способ прекращения действующих и образования новых юридических лиц (кроме случаев реорганизации в формах присоединения и выделения), влекущий переход прав и обязанностей от ранее действовавших юридических лиц к вновь возникшим.
Поскольку реорганизация всегда связана с имущественным правопреемством между юридическими лицами, при ее проведении существенное значение имеет вопрос об объеме прав и обязанностей, переходящих к правопреемнику. В результате реорганизации права и обязанности реорганизованных юридических лиц могут переходить:
а) в полном объеме только к одному правопреемнику (при слиянии, присоединении и преобразовании);
б) в полном объеме, но к нескольким правопреемникам в соответствующих частях (при разделении);
в) частично как к одному, так и к нескольким правопреемникам (при выделении).
В соответствии со ст. 58 ГК РФ переход прав и обязанностей от одного юридического лица к другому в процессе реорганизации оформляется соответствующими правоустанавливающими документами: передаточным актом (при реорганизации в формах слияния, присоединения и преобразования) или разделительным балансом (при реорганизации в формах разделения и выделения). Учитывая большую значимость этих документов, к ним предъявляются особые требования. В частности, в п. 1 ст. 59 ГК РФ предусматривается, что передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, включая обязательства, оспариваемые сторонами.
Исходя из приведенной нормы закона, можно сделать вывод о том, что в передаточном акте и разделительном балансе должны содержаться сведения о всех обязательствах долгового характера, а также всех правах требования, передаваемых реорганизуемым юридическим лицом своему правопреемнику, с обязательным указанием (подробной балансовой расшифровкой) числящихся по каждому кредитору и должнику денежных сумм.
Чтобы не допустить нарушения порядка оформления правопреемства при реорганизации, в Гражданском кодексе предусмотрено специальное правило, согласно которому в случае отсутствия в передаточном акте или в разделительном балансе положений о правопреемстве по обязательствам реорганизованного юридического лица государственная регистрация вновь возникших юридических лиц не производится (абз. 2 п. 2 ст. 59).
Несмотря на столь жесткие требования закона, на практике они не всегда выполняются, что нередко приводит к серьезным затруднениям, а порой и к невозможности установления правопреемства при реорганизации в отношении определенных обязательств.
Необходимо заметить, что неопределенность в вопросах правопреемства при реорганизации может возникнуть лишь в случаях разделения и выделения. При других формах (слиянии, присоединении и преобразовании) определить правопреемника по тем или иным обязательствам реорганизованного юридического лица не составляет труда правопреемником в этих случаях в отношении всех прав и обязанностей прекращающих существование юридических лиц всегда является одно юридическое лицо.
При разделении и выделении правопреемник может быть неочевиден. Объясняется это тем, что к вновь образованным юридическим лицам переходят лишь отдельные имущественные права и обязанности реорганизованных юридических лиц. Так, при разделении все права и обязанности прекращающего существование юридического лица в определенных пропорциях распределяются среди нескольких вновь образованных юридических лиц. В случае же выделения к правопреемнику переходит только часть имущественных прав и обязанностей реорганизованного юридического лица. Именно поэтому применительно к реорганизации в формах разделения и выделения законодательство устанавливает дополнительные гарантии для кредиторов. В частности, в п. 3 ст. 60 ГК РФ предусматривается, что если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, то вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами
На первый взгляд может показаться, что указанное правило о солидарной ответственности вновь образованных юридических лиц позволяет разрешить любые сложности при определении правопреемника в случае реорганизации в формах разделения и выделения. Однако это далеко не так. Следует иметь в виду, что ответственность, установленная п. 3 ст. 60 ГК РФ, является мерой, призванной обеспечивать права кредиторов юридического лица при его реорганизации. Она наступает только в тех случаях, когда разделительный баланс не позволяет определить правопреемника по долгам реорганизованного юридического лица. В практике же арбитражных судов встречаются случаи, когда проблемы определения правопреемника касаются обязательств, в которых реорганизованное юридическое лицо выступало не в роли должника, а в роли кредитора. В гражданском праве нет норм, регламентирующих ситуацию, при которой разделительный баланс не позволяет определить правопреемника реорганизованного юридического лица по правам требования. Вследствие этого при разбирательстве подобных споров возникают предложения о применении законодательства по аналогии. Так, в случаях невозможности определения правопреемника по конкретным правам требования вновь возникшие юридические лица могут рассматриваться как солидарные кредиторы и, согласно ст. 326 ГК РФ, любое из них вправе предъявить к должнику требование в полном объеме.
Однако данная позиция представляется неверной.
В силу п. 1 ст. 6 ГК РФ одним из важнейших условий применения к отношениям, не урегулированным нормами права, законодательства по принципу аналогии является наличие в нем норм, регулирующих сходные отношения. И если применить по аналогии нормы законодательства, регулирующие солидарные требования, к случаям невозможности определения правопреемника по правам требования реорганизованного юридического лица, это условие оказывается нарушенным, поскольку между неурегулированными отношениями и отношениями, регулируемыми указанными нормами, нет сходства.
По общему правилу, в соответствии с п. 1 ст. 322 ГК РФ, солидарное требование возникает, если такая солидарность предусмотрена договором или установлена законом. Стоит отметить, что независимо от характера основания (договорного или законодательного) солидарность требований всегда предполагает участие в обязательстве одновременно нескольких лиц на стороне кредитора. (В п. 2 ст. 322 ГК РФ, в частности, презюмируется, что требования нескольких кредиторов в обязательстве, связанном с предпринимательской деятельностью, являются солидарными, если законом, иными правовыми актами или условиями обязательства не предусмотрено иное).
Реорганизация же юридического лица не влечет появления в обязательстве дополнительных участников ни на стороне кредитора, ни на стороне должника, происходит лишь прекращение участия реорганизуемого юридического лица во всех обязательствах, права и обязанности по которым переходят в порядке универсального правопреемства к другим юридическим лицам. Причем сами обязательства не прекращаются, а продолжают исполняться лицами, заменившими выбывшего из обязательства первоначального участника.
Следовательно, утверждение о возможности распространения действия норм законодательства, регулирующих солидарные требования кредиторов, по аналогии на случаи невозможности определения правопреемника по правам требования при реорганизации юридического лица с правовой точки зрения несостоятельно.
Но как же должен поступить суд, если заявленные стороной требования в споре основываются на правопреемстве, которое не подтверждается разделительным балансом?
Чубаров С.А. предлагает для выработки правильного подхода к решению этого вопроса прежде всего обратиться к нормам арбитражного процессуального законодательства, регулирующим деятельность по представлению, собиранию, исследованию и оценке судебных доказательств.
Согласно ст. 64 АПК РФ, доказательствами по делу являются полученные в соответствии с порядком, предусмотренным настоящим Кодексом и другими федеральными законами, сведения, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.
Таким образом, основываясь на положениях данной статьи, для правильного разрешения любого дела суд должен выяснить все юридические факты, имеющие значение для дела. Совокупность юридических фактов, от установления которых зависит разрешение дела по существу, в теории процессуального права принято называть предметом доказывания. К предмету доказывания, в первую очередь, относятся факты основания иска, т.е. юридические факты, указанные истцом в качестве основания исковых требований. Следовательно, по делам, в которых в качестве основания исковых требований указывается факт правопреемства при реорганизации юридического лица, предметом доказывания соответственно будет являться факт перехода к истцу прав, отстаиваемых им в суде.
Учитывая, что в соответствии с принципом состязательности, закрепленным в ст. 8, 9 АПК РФ, обязанность доказывания в арбитражном процессе возложена на стороны, в п. 1 ст. 65 АПК РФ предусмотрено, что каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. При обращении в суд с требованиями, основанными на правопреемстве по обязательствам реорганизованного юридического лица, бремя доказывания обстоятельств, обосновывающих заявленные требования, возлагается на истца.
Разрешая вопрос о том, какие доказательства необходимо исследовать по делу, суд, наряду с выполнением других требований арбитражного процессуального законодательства, должен руководствоваться правилом о допустимости доказательств. В арбитражном процессе правило о допустимости доказательств заключается в том, что обстоятельства дела, которые согласно закону или иным нормативным правовым актам должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться иными доказательствами (ст. 68 АПК РФ).
Исходя из того, что в силу ст. 59 ГК РФ, документами, устанавливающими правопреемство реорганизованного юридического лица в отношении всех его кредиторов и должников, служат только передаточный акт и разделительный баланс, по мнению Чубарова С.А., в процессе разрешения подобных споров никакие другие доказательства, кроме указанных документов, использованы быть не могут, так как это противоречит правилу допустимости доказательств. Поэтому, если в ходе судебного разбирательства по иску (в котором заявленные требования основываются на правопреемстве, возникшем вследствие реорганизации юридического лица) выяснится, что в представленном истцом I разделительном балансе отсутствует указание на то, как распределяются между вновь созданными юридическими лицами права требования по обязательствам реорганизованного юридического лица, то в удовлетворении иска должно быть отказано по причине его бездоказательности.
Данная позиция подкрепляется еще и тем, что в соответствии с требованиями п. 1 ст. 385 ГК РФ должник вправе не исполнять обязательства новому кредитору до представления последним доказательств перехода требования к нему. В связи с этим в тех случаях, когда разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника по правам требования реорганизованного кредитора в отношении конкретного должника, вынести решение о принудительном исполнении обязательства таким должником перед вновь образованными юридическими лицами не представляется возможным.
Помимо выполнения общих требований законодательства, предъявляемых к содержанию передаточного акта и разделительного баланса, при их подготовке также должны быть соблюдены специальные правила, определяющие форму такого рода документов.
Согласно приказу Министерства финансов Российской Федерации от 28 июля 1995 г. N 81 "О порядке отражения в бухгалтерском учете отдельных операций, связанных с введением в действие первой части Гражданского кодекса Российской Федерации", в состав передаточного акта и разделительного баланса, оформляемых при реорганизации юридических лиц, включается бухгалтерская отчетность, составляемая в установленном Министерством финансов Российской Федерации порядке в объеме форм годового бухгалтерского отчета на последнюю отчетную дату (дату реорганизации). Этим же нормативным актом предусмотрено, что при разделении юридических лиц (выделении из состава юридического лица одного или нескольких подразделений) разделительный баланс состоит из общего баланса по ранее действовавшему юридическому лицу и балансов каждого нового юридического лица, образованного на базе подразделений, входивших в состав прежнего юридического лица. Данные разделительного баланса являются также данными баланса каждого нового юридического лица на дату начала его деятельности после их государственной регистрации.
По логике указанного предписания, во всех случаях реорганизации (независимо от формы ее проведения) в состав передаточного акта и разделительного баланса должна включаться годовая бухгалтерская отчетность по каждому юридическому лицу, участвующему в реорганизации.
Поскольку (в отличие от слияния, присоединения и преобразования) при реорганизации в формах разделения и выделения у вновь образованных юридических лиц правопреемство возникает лишь в отношении строго определенных обязательств реорганизованного юридического лица, предусмотрено, что подготавливаемый в этих случаях разделительный баланс должен состоять не менее чем из двух частей: баланса реорганизуемого юридического лица и баланса создаваемого юридического лица. Данное требование к его форме объясняется тем, что только при сопоставлении балансов реорганизованного юридического лица и каждого вновь образованного юридического лица можно определить объем прав и обязанностей, перешедших в процессе реорганизации к правопреемникам, и в каких пропорциях эти права и обязанности распределяются между ними.
Анализируя требования к оформлению правопреемства при реорганизации, нужно заострить внимание еще на одном важном требовании законодательства. В соответствии с п. 2 ст. 12 Федерального закона "О бухгалтерском учете" и Положением о бухгалтерском учете и отчетности в РФ, утвержденным приказом Министерства финансов РФ от 26 декабря 1994 г. N 170, при реорганизации любого предприятия или организации в обязательном порядке должна проводиться инвентаризация его имущества и денежных обязательств. Основными целями инвентаризации являются:
а) выявление фактического наличия имущества;
б) сопоставление фактического имущества с данными бухгалтерского учета;
в) проверка полноты отражения в учете обязательств (п. 1.4 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств);
г) установление действительности обязательств, права и обязанности по которым в процессе реорганизации перешли к правопреемнику.
Для успешного выполнения указанных задач необходимо, чтобы к разделительному балансу реорганизованного юридического лица был приложен последний акт инвентаризации.



25 апреля 2009.   Комментарии: Комментарии к записи Правопреемство при реорганизации юридических лиц отключены.    Размещено в Участники арбитражного процесса

Комментирование закрыто.



Рубрики

Страницы