Генезис института письменных доказательств

Одним из важнейших средств доказывания в римском праве были документы. Все письменные документы могут быть разделены на две группы: публичные (public tabulae) и частные (instrumenta privata). К публичным документам относились: 1) книги, ведение которых входило в обязанность определенных магистратов (например, приходно-расходные книги республики); 2) документы частных лиц, положенные на хранение в публичное место, например, в храм, позже в особый архив; 3) acta forensia, т. е. документы, подвергнутые регистрации на форуме у писца (scribae) с приложением печати.
К instrumenta privata относились следующие три группы документов: 1) приходно-расходные книги; 2) банковские книги, где фиксировались финансовые операции (codices argentariorum); 3) различные документы, не входящие в первые две группы (в частности, расписка, которая давалась кредитору должником).
Однако документы, как частные, так и публичные, не сразу заняли определенное положение в ряду судебных доказательств: показания давались устно. В начале республиканского периода некоторые акты, имеющие значение для всего общества, должны были обязательно подвергнуться регистрации (например, легитимация отмечалась в особых списках, тому же подвергалась аррогация и т.п.)
Публичные документы имели безусловную силу. В отличие от частных документов, они не могли подвергаться сомнению в подлинности. В то же время и за частными документами в некоторых случаях была признана сила судебного доказательства.
Но при этом всякий частный письменный документ приобретал силу судебного доказательства только тогда, когда он удовлетворял, особым, указанным в законе условиям, а именно: in judicio должен быть представлен оригинал документа, а не его копия; за редким исключением, не могли быть представлены документы, которые содержали в себе факты, уже изложенные в любом другом документе, представленном in judicio; письменный документ должен быть составлен в присутствии семи свидетелей (rogati) и с приложением печати; представленные документы не должны были вредить посторонним интересам. Таковы были формальные условия действительности частных документов.
Письменные документы прочитывались на суде во время прений писцами в порядке, указанном оратором. В дальнейшем письменные документы приобрели даже больший вес, чем свидетельские показания. Римский юрист Марцелл писал: "Сенат установил, что ценз и государственные акты (monumenta publica) имеют большее значение, чем свидетели". Юстиниан установил всеобщую обязанность давать свидетельские показания и всеобщую обязанность представлять документы.
Итак, к письменным доказательствам по римскому праву относились публичные и частные документы. Аналогично письменные доказательства делились в Кодексе Наполеона и в Уставе гражданского судопроизводства.
Французский гражданский кодекс делит письменные доказательства на удостоверенные и частные. Удостоверенным является такой акт, который был составлен с необходимыми формальностями должностными лицами, имеющими право действовать в той местности, где составлен акт (ст. 1317 ФГК). Статья 1318 ФГК определяет, что "акт, который не имеет значения удостоверенного акта в силу некомпетентности должностного лица или отсутствия у него способности к составлению актов или в силу недостатка формы, имеет значение частного письменного документа, если он был подписан сторонами". Как удостоверенный, так и частный акты имеют силу для сторон даже в тех частях, которые носят характер упоминаний, если только эти упоминания имеют прямое отношение к существу акта. Упоминания, не относящиеся к существу акта, являются лишь "началом доказательств".
По Уставу гражданского судопроизводства, к письменным доказательствам относятся не только акты крепостные, явочные и домашние, но и другие бумаги (ст. 438).
При рассмотрении публичных и частных документов в римском праве нами отмечалось, что публичные документы имели преимущество перед частными. Аналогичное правило действовало и в российском праве. В Уставе говорится, что свидетельство должностных лиц не может быть опровергаемо показаниями частных свидетелей или домашними документами, пока не доказаны подлог или противозаконность акта. По ст. 459 УГС акты, совершенные или явленные установленным порядком, имеют преимущество перед актами домашними и другими письменными доказательствами. Определение юридической силы и преимущества домашних и других неформальных актов зависело от усмотрения суда.
Таким образом, в России публичные документы имели преимущество перед частными. Однако из общего правила имелось исключение. В Уставе говорится: "Домашние акты, признанные теми, против коих они представлены, или судом при надлежащем исследовании, за подлинные, имеют между договаривающимися сторонами, их наследниками и преемниками равную силу с актами, совершенными или засвидетельствованными" (ст. 458). Из этой статьи следует, что домашние акты признаются равными по силе с актами засвидетельствованными только в том случае, когда они признаны теми лицами, против которых они представлены или когда, в случае спора, их подлинность доказана в суде после надлежащего исследования.
Как уже отмечалось, у римлян к письменным доказательствам относились торговые книги (codices expensi et recepti).
Позже они вышли из употребления вследствие упадка нравов и кредита в империи. При императорах им уже совсем не давалось веры, так как считалось, что каждый в них пишет, что хочет. Но в торговых городах средневековой Италии в купеческом быту вновь появился обычай книговодства. Ведение книг с течением времени стало считаться даже обязанностью каждого торгового человека. Позже этот обычай распространился по всей Европе. Был он воспринят также Россией.
В российском Торговом Уставе сказано, что в делах между купцами торговые книги служат полным доказательством по тем статьям, которые являются сходными в книгах (ст. 1621, 1622). По Уставу гражданского судопроизводства, в спорах по торговому или промышленному предприятию при ссылке одной из сторон на книги и акты, принадлежащие к делам товарищества или общества, эти акты и книги могут приниматься за доказательство в спорах о поставке товаров и займе денег (ст. 467 УГС).
Таким образом, рассматривая письменные доказательства, можно убедиться, что нормы российского Устава имеют много сходного с нормами Кодекса Наполеона. В обоих законах письменные документы делятся на удостоверенные (в российском Уставе они называются актами, совершенными или явленными установленным порядком) и частные или домашние. Также публичные документы имеют преимущество перед частными, за исключением некоторых случаев. В Уставе, как и в Кодексе Наполеона, говорится о купеческих книгах (в Кодексе Наполеона они называются торговыми) как о письменном доказательстве. Все это подтверждает, что Французский гражданский кодекс оказал непосредственное влияние на Устав гражданского судопроизводства, в части относящейся к письменным доказательствам.



30 марта 2009.   Комментарии: Комментарии к записи Генезис института письменных доказательств отключены.    Размещено в Письменные доказательства в гражданском процессе

Комментирование закрыто.



Рубрики

Страницы